Первая женщина в мире, изменившая гены, помолодела

liz_perish_Av


  Поделиться в Facebook   Рассказать ВКонтакте

Некоторые сравнивают Элизабет Пэрриш с Юрием Гагариным. Он первым полетел в космос, она — первый человек, решившийся на вмешательство в «код жизни», ДНК, чтобы продлить людям молодость и долголетие. Ведь именно старение является главной причиной развития рака, диабета, болезней сердца, Альцгеймера и Паркинсона. Если мы сможем затормозить наступление старости, то человек в 65 лет будет чувствовать себя на 30 и будет по-прежнему вести активный образ жизни, не мучаясь от старческих болезней.

Пока, однако, это кажется сказкой, а сам эксперимент Элизабет многие воспринимают очень неоднозначно. Чтобы докопаться до истины, я провела несколько дней с Лиз и доктором Ави Роем, ученым, сооснователем сети клиник персонализированной медицины, где наблюдается и обследуется испытательница. Вместе с экспертами мы задали самые острые вопросы.

«Пощупайте мои мускулы»

Накануне пресс-кон­ферен­ции мы случайно столкнулись с Элизабет в коридоре. Лиз по-дружески обняла меня, а потом предложила: «Попробуй, какие у меня теперь мускулы», — и протянула руку. Мышцы очень плотные, твердые — такие бывают у продвинутых спортсменов, но при этом без излишнего объема. Сама Лиз стройная, подтянутая.

Рассматривая вблизи ее лицо, я заметила, что кожа в отличном состоянии и едва тронута легким слоем косметики. При этом ботоксом, в тайном использовании которого Лиз подозревают скептики, не пахнет. На лбу пара неглубоких морщин, которые становятся резче, когда она удивляется или эмоционально отвечает на вопросы. В целом исследовательница в прекрасной форме (ей 45 лет).

— У меня не хватает времени на занятия в спортзале, но мышцы поддерживаются в очень хорошем, молодом состоянии исключительно благодаря генной терапии, — уверяет Лиз. — Я чувствую себя фантастически. Мы регулярно исследуем мою кровь, также скоро будем делать магнитно-резонансную томографию, которая позволяет глубоко просматривать внутренние органы, ткани тела, и в том числе покажет изменения в мышцах.

— А как насчет омоложения кожи — изменилось ли ее состояние после начала терапии?

— Были взяты образцы моей кожи, сейчас они будут исследоваться в лаборатории для определения биологического возраста. Тогда-то мы и узнаем всю правду, — смеется Лиз. И серьезно добавляет: — Нужно иметь в виду, что мне как первому пациенту ввели максимально низкую дозу генетического материала. Мы сделали это для того, чтобы доказать, что подобная терапия безопасна — не вызывает рак и дает омолаживающие изменения.

Исследование обошлось в миллион долларов

— Лиз, что бы вы ответили критикам, которые сомневаются, что вам ввели настоящие генетические конструкции, еще не испытанные на людях? Некоторые думают, что это могла быть просто инъекция раствора глюкозы…

— Мы делаем полное тестирование моего организма, следим за изменениями, анализируем и фиксируем их. Вообще я открыта для исследований. А в целом воздействие на гены — это уже не фантастика. В мире идет немало клинических испытаний генной терапии с участием людей. Да, я первая, кто использует уникальный тип генной терапии для борьбы со старением. Но, уверена, скоро таких пациентов станет гораздо больше.

Большинство экспертов поддерживают эксперимент, но обеспокоены финансовой доступностью генной терапии. По словам Лиз, в ее случае расходы составили более миллиона долларов. Однако изначально многие технологии стоили заоблачных денег.

— Даже страшно подумать, во что обошелся первый в мире компьютер, а сейчас у каждого из вас в руках по смартфону, а то и по два, — напоминает Элизабет.

Ави Рой добавляет пример из области биомедицины: в 2006 году полная расшифровка генома человека стоила1 млн долларов, а в 2016 году — 1 тысячу долларов.

— В идеале генная терапия для омоложения организма и здорового долголетия может начать применяться массово через 5 — 7 лет. И еще несколько лет потребуется, чтобы она стала реально доступной многим людям, — прогнозирует Пэрриш.

Анализы — как у 25-летней

— Расскажите: какие изменения у вас в организме уже точно подтвердили анализы?

— Основное — это удлинение теломер (концы хромосом, обеспечивающие стабильность ДНК. — Авт.) в белых клетках крови, Т-лимфоцитах. Эти клетки отвечают за иммунитет. С возрастом теломеры укорачиваются, лимфоциты стареют, иммунитет падает. При этом у раковых клеток, которые постоянно образуются у нас в организме, но в более молодом возрасте успешно подавляются иммунитетом, по мере старения организма повышаются шансы выжить и запустить онкоболезнь. Если же теломеры удлиняются, происходит омоложение и усиление иммунных сил организма. В опытах на мышах подтвердилось, что онкориск не только не растет, но даже сокращается. Если исходить из этого, то такой же эффект — снижение риска заболеть раком — работает и у меня.

В начале эксперимента, в сентябре 2015 года, анализ крови Элизабет показал, что длина теломер соответствует 45 годам. Повторный анализ через полгода, в марте 2016 года, установил, что произошло удлинение теломер, соответствующее 20-летней разнице в возрасте. То есть теперь показания у Лиз такие же, как у 25-летней девушки.

— Безусловно, мы продолжаем наблюдения — если в других тканях организма улучшения не подтвердятся, то будем менять терапию, — поясняет Лиз. — Какая радость человеку от того, что у него омолодилась кровь, если отказывает постаревшая печень?

Во время одного из выступлений Лиз эксперты-скептики спросили: известно ли, на какой процент клеток в организме подействовала генная терапия?

— Сейчас есть данные, что терапией затронуты около 20% моих клеток, — отвечает Лиз. — Однако если при этом удалось подействовать на стволовые клетки крови, то за счет них должна начаться регенерация, и тогда через некоторое время мы увидим еще больший эффект.

В чем суть эксперимента

В терапии Лиз используется две составляющих. Во-первых, в организм введен ингибитор миостатина, то есть белка, подавляющего рост мышц. Поскольку действие такого белка тормозится, то стимулируется мышечный рост и удается предотвратить дистрофию мышц, развивающуюся у людей с возрастом.

Вторая часть генной терапии заключается в стимулировании выработки теломеразы. Это фермент, отвечающий за восстановление длины теломер, то есть концов хромосом, которые обеспечивают стабильность нашей ДНК. С возрастом теломеры укорачиваются, клетка становится менее защищенной, и появляются мутации, которые могут привести к развитию рака и других возрастных болезней.

Комментарий эксперта

«Я бы испытал такую терапию на себе, если бы она стоила дешевле»

— Мне кажется, что с научной точки зрения Пэрриш и ее команда предлагают вполне разумный подход, — говорит биолог Александр Панчин. — Они основываются на данных серьезных исследований и пытаются использовать их на практике. Это не гарантирует положительный результат, но вполне может сработать.

Что касается опасности эксперимента, то, судя по проверке аналогичной терапии на грызунах, риск минимален. Я и сам согласился бы испытать такую генную терапию, если бы она была мне по карману.

А вот вопрос об эффективности открыт. Тестирование терапии на Лиз — не научный эксперимент. Сделать показательные выводы на основании данных, полученных у одного человека, в данном случае не получится. Чтобы определить, работает ли такая генная терапия, нужны полноценные исследования: то есть сравнение групп добровольцев, получающих терапию, с участниками, получающими плацебо, по каким-нибудь биологическим показателям, отражающим процессы старения.

Поэтому в целом задумка Элизабет — скорее ход для привлечения максимального внимания к проблеме старения и возможностям для ее решения. Это полезное занятие, но нам еще предстоит увидеть какие-нибудь реальные научные достижения.


Похожее ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *